reptilian

Однажды в Нью-Йорке


Внутренние известия. Харьковское Русское собрание. // Одесские Новости. Одесса, 1905. №6604, 30.03 (12.04), с. 3.

   Маска с этого собрания снята корреспондентом «Новостей», огласившим сенсационное сообщение железнодорожных рабочих, готовых на суде под присягой подтвердить свое показание. Вот это сообщение с небольшими сокращениями.

   14 февраля в местных железнодорожных мастерских после окончания забастовки был отслужен молебен. По окончании его регент университетского хора г. Туроверов, узнав, что были выборными от рабочих, обратился к ним с приглашением явиться к 7 часам вечера в Пассаж в магазин №1, Синякова. Зачем он нас зовет, он не объяснил, и большинство из нас предполагало, что г. Туроверов хочет нас угостить концертом. Приехав по адресу, мы очутились в квартире г. Синякова. Кроме нас, приглашенных рабочих (в числе около 20 человек), здесь находились хозяин квартиры г. Синяков, два священника, несколько дам, несколько студентов и еще несколько лиц. Одно из них оказалось проф. Денисовым. Хозяин квартиры обратился к нам с приветствием, объясняя, что мы присутствуем на частном совещании какого-то Русского собрания. Затем он приблизительно сказал следующее: «Вот у вас была стачка. Конечно, не вы сами ее устроили, вас подстрекала интеллигенция». Один из товарищей возразил, что интеллигенция не имела никакого отношения к нашей забастовке: мы только поторговались за свой труд. К этому заявлению члены Русского собрания отнеслись, однако, недоверчиво. Один из присутствовавших начала проповедывать ненависть к людям, а именно к интеллигенции и евреям; говорил: «евреев нужно гнать и бить», что «все наши несчастья происходят от евреев, а интеллигенция наша то же, что и евреи». Тут и профессор Денисов прибавил, что в других странах, особенно во Франции и в Соединенных Штатах, евреи все захватили в свои руки. А для того, вероятно, чтобы окончательно нас убедить, что евреи вредный народ, он разсказал, что однажды в Нью-Йорке богатый еврей убил негра, приготовил из него жаркое и угостил им родных убитого...
(...)Collapse )
satrap

Шебуев Н.Г. Сказка о большевике и меньшевике

Шебуев Н.Г. Сказка о большевике и меньшевике. // Газета Шебуева. СПб., 1907. №18, б/д, с. 1.

   Приготовил Палач две веревки: одну чуточку подлиннее — для Большевика, а другую чуточку покороче — для Меньшевика.
   Повел их в лес вешать.
   Затеяли по дороге Меньшевик с Большевиком спор. Только и слышно:
   — Плеханов сказал...
   — Ленин написал...
   — Плеханов утверждает...
   — Ленин отрицает...
   Стали они подходить к постоялому двору. Палач и говорит:
   — Господа хорошие, нет ли у вас по двугривенному? Я бы зашел на постоялый горло промочить.
   Дали ему эсдеки по пятиалтынному. Пошел Палач пить. А буфетчик ему говорит:
   — Что ты делаешь... Как же ты оставил крамольников на улице одних. Они удерут и после с тебя же начальство взыщет.
   — Ничего,— говорит.— Всех эсдеков не перевешаешь.Collapse )
ruka

Ужасы Кавказа

Истомин Н. Ужасы Кавказа. (По телефону из Петербурга от нашего корреспондента). // Голос Москвы. М., 1908. №280, 03 (16).12, с. 3.

   В Петербург приехали депутаты кавказского комитета овцеводства во Владикавказе, а также депутаты от сельских хозяев Терской области — слободы Хасав-Юрты Д.И. Мазаев, К.Ф. Мостовенко, А.Ф. Месяцев, Р.А. Иванов и П.В. Захаров для доклада высшему начальству положения о мероприятиях против грабежей, разбоев и пленений, чрезвычайно усилившихся последнее время в Терской и Дагестанской областях.
   Депутация вносит в Гос. Думу доклад о положении сельских хозяев-овцеводов и всего русского населения северного Кавказа, в котором просит принять экстренные меры для защиты имущества и жизни русских людей на северном Кавказе.
   Как передают, настоящее ходатайство станет предметом запроса со стороны членов центра Гос. Думы.
   Интересна и поучительна история этих русских пионеров Кавказа.
   По их словам, русское переселение в область северного Кавказа началось еще с 1883 года. Русские люди прибыли сюда и занялись скотоводством и земледелием. Культивировалась усовершенствованная порода испанских овец, вырос целый ряд хуторов и хозяйств,— словом, довольно прочно водворилась русская культура.
   Было сравнительно очень спокойно и хозяйства эти процветали.
   Резко переменилось положение с 1901 года; со времени наместничества графа И.И. Воронцова-Дашкова положение все более и более обостряется и наконец доходит до той точки, когда никто из русских обитателей совершенно не уверен в завтрашнем дне и в целости своего имущества.Collapse )
reptilian

Господа, поздравляю вас с конституцией

Симбирский Н. (Насакин Н.В.). 17-е октября 1905 года в Петербурге. (Из воспоминаний) // Голос Москвы. М., 1907. №240, 17 (30).10, с. 4.

   Для нас, петербургских журналистов, стоявших непосредственно близко к исторических событиям, имевшим место в Петербурге за 1905 г., было ясно, что 9-е января в Петербурге должно иметь еще одну историческую дату должно иметь еще одну историческую дату именно в пределах этого рокового для России года.
   Период времени от 9-го января до 17-го октября — это было время сплошной тревоги и неопределенности. Чувствовалось, что наростает что-то, близится, ширится и растет...
   Надвигается...

***


   Набрасываю здесь отдельные клочки из личных воспоминаний и впечатлений.
   Сколько их набралось за эти года, что можно было бы написать целый том, но слишком все это еще свеже, слишком близко, мало еще на этих событиях лежит исторической пыли...
   И многого еще нельзя писать...Collapse )
noimage

Рекомендуем парабеллум

Ратмир (Насакин Н.В.). Маленький фельетон. // Голос Москвы. М., 1907. №232, 07 (20).10, с. 3.

   На-днях во всех почти московских газетах промелькнуло объявление — небезызвестный Москве И.И. Фидлер открыл где-то близ Женевы училище и приглашает туда русскую молодежь.
   Горячо рекомендуем это училище.
   И можем сообщить даже его приблизительную программу...
   На первом курсе, вероятно, будет преподаваться теория стрельбы из браунинга и нагана...
   За стрельбу из парабеллума — особая плата.

***


   Открываются лекции.
   — Милостивые государи и милостивые государыни! По последним научным изследованиям партии анархистов-коммунистов хорошим орудием для борьбы с преступным правительством (как-то: городовые, околоточные, помощники приставов и т.д. до полицмейстера включительно) может служить револьвер системы браунинга.Collapse )
satrap

Пишите о погоде

Эр (псевд.). Свобода печати. (Из дневника репортера). // Голос Москвы. М., 1907. №240, 17 (30).10, с. 3.


15 октября 1905 года.


   ... Опять от редактора влетело.
   — Ну, вас к черту,— говорит,— с вашими заметками. Из-за вас,— говорит,— мне чуть ли не два раза на день в цензурный комитет таскаться приходится.
   Не ем, не сплю, от семьи совсем отбился... — только и делаю, что перед цензорами оправдываюсь.
   Вот сейчас опять вызывали...
   — Были?
   — Поневоле пойдешь. Цензору, видите ли, ваше выражение «метрополитен» не понравилось. Из-за него всю заметку похерил...
   — Но почему?
   — «Метрополитен», говорит, похоже на «митрополита». Не могу пропустить.— И что это вы, черт вас возьми, за слова придумываете?
   — Но я думал...
   — Вы, вот, думаете... а отбояриваться приходится мне.
   Писали бы о джутовых мешках или о цейлонском чае...
   — Но метрополитен...
   — Все равно. Правительства нельзя задевать.
   — Позвольте, какое же метрополитен имеет отношение к правительству?
   — Не знаю. Спросите у цензора. И еще: вы там изругали этого тенора...
   — Помилуйте, такого петуха пустил...
   — Ну, вот. А нам из-за этого самого птицеводства могут розницу прикрыть. Сами знаете, какие у него связи... О чем сегодня писали?
   — Об отъезде Толстого в Ясную Поляну.
   — О Толстом? Не пойдет.
   — О приезде Максима Горького.
   — Вы что же, меня непременно на каторгу упечь хотите? Пишите о погоде.Collapse )
kaos

Социал-демократы о скрепах

Ш. Искренность эс-деков. (Письмо в редакцию). // Голос Москвы. М., 1907. №138, 15 (28).06, с. 3.

   Видя, что вызванный ими к жизни призрак террора времен упадка французской революции стал отталкивать от них общественное мнение в широких слоях населения, с.-д., на последнем своем конгрессе в Лондоне, должны были публично осудить выступления отдельных лиц для совершения террористических актов и для экспроприаций и, вообще, весь метод партизанской войны.
   Между тем, в подпольном с.-д. журнале, вышедшем после лондонского конгресса, помещен на протяжении двух страниц фельетон, в конце которого стоит многозначительная пометка: «продолжение в следующем №»,— трактующий о партизанской войне, в частности — об устройстве крушений воинских поездов, сопряженном, конечно, с гибелью десятков, а то и сотен здоровых человеческих жизней, без всякого риска для товарища, подстроившего всю эту адскую махинацию.
   Чтобы не быть голословным, приводим дословную выдержку из этого фельетона:
   «... Следовательно, первая задача партизанов — разрушить железные дороги. Есть два способа: или испортить путь самим, или устроить крушение.
   «Конечно, самое простое — спустить поезд с рельс; для этого надо, только незаметно, подобраться к полотну. Самые удобные способы следующие:
   «1) Загнать ночью в зазор между рельсами, на стыке, деревянных или железных клиньев; тогда днем от нагревания рельсы удлинятся и дадут изгиб, путь расширится и поезд сойдет.
   «2) Насадить туго на рельсы несколько подков.
   «3) Туго забить клиньями или щебнем промежутки между рамаными и охранными рельсами; такой путь с охранными рельсами бывает на переездах — иногда на постах.
   «4) Развинтить рельсовые скрепы и выдернуть костыли,— это надо делать на повороте для наружного рельса.
   «5) Вынимают из под рельс несколько шпал подряд, а канавки незаметно засыпают землей».

   Таких «общеполезных» сведений из названного фельетона можно было бы привести много, но думается, что и приведенного материала более, чем достаточно, чтобы осветить тем, кто не боится, в силу тех или иных соображений, правдивого освещения фактов, искренность отрешения с.—д. от применения партизанской войны.
reptilian

Янжул И.И. «Сидение у града Пскова». Эпизод из первой железнодорожной забастовки (1905 г.)

Янжул И.И. «Сидение у града Пскова». Эпизод из первой железнодорожной забастовки (1905 г.). // Голос Москвы. М., 1907. №9, 05 (18).01, с. 2.

   11 октября (старого стиля), в 4 час 20 минут пополудни, я выехал из Дрездена на Берлин, возвращаясь в Россию.
   Приехавши через три часа в Берлин, я, ночным поездом в 11 часов, в спальном вагоне двинулся дальше, к границам родины. Первое предостережение об угрожающей беде я получил на другой день утром в Эйдкунене от одного спутника-немца, ехавшего в одном с нами вагоне: он громко в коридоре читал перед желающими краткую телеграмму, только что полученную им на станции из Петербурга: «Fahrt unsicher» и далее сообщалось, что в тот день, т.е. 14 октября, ни один поезд не вышел с Варшавского вокзала Петербургско-Варшавской дороги.
   Наконец, после долгой остановки, поезд двинулся из Эйдкунена и подъехал к Вержболовскому вокзалу. Ничего не предвещало чего-нибудь дурного. Вержболово представляло обычную картину прихода заграничного поезда.
   Озабоченный благополучным путешествием в Петербург, я немедленно стал обращаться ко всем, начиная с ближайшего жандарма, с вопросами о забастовке в Петербурге; первый отвечал мне: «Не могим знать!», и то же повторил артельщик, взявший мои вещи; как оказалось впоследствии, это был самый благоразумный и точный ответ на мой вопрос. Таможенный чиновник, осматривавший наш багаж, категорически утверждал, что все вздор и пустяки, путь совершенно свободен и никаких задержек встретиться нам не может; то же самое повторил, по словам одного из путешественников, и начальник станции Вержболово; все уверяли в благополучии и советовали ехать дальше, не обращая внимания на вздорные слухи. Вскоре мы опять очутились в спальном вагоне международного общества. Около утра я услышал в коридоре шум шагов и громкие голоса разговаривавших. Подстрекаемый любопытством, я немедленно наскоро оделся и вышел в коридор, где нашел только одного спального кондуктора, укладывавшегося опять на пол. На мой вопрос, что значит это продолжительное стояние и разговоры, он ответил,— увы!— что мы находимся в Острове, недалеко от Пскова, где общая забастовка, и потому туда ехать нельзя, а приказано нам остаться здесь, в Острове, и наш поезд перевели уже на запасный путь.
   К девяти часам, однако, когда все уже проснулись, кондуктор обежал поезд и объявил, что нас скоро двинут дальше — в Псков, а может быть и дальше. Дальнейшее передвижение в Псков началось с 9 часов утра и к 11 мы были уже у станции Псков.
   Медленно подошел наш поезд к большой станции Псков. Вся платформа была наполнена массою народа, по наружности рабочего; большие кучки стояли и сидели в разных местах впереди поезда, на рельсах и между ними. Едва наш поезд остановился, мы увидели, что кучки рабочих бросились к локомотиву, мигом его отцепили и куда-то увезли,— видимо, мы остановились вплотную, надолго! Прежде всего я попробовал разыскать начальство в лице начальника станции и начальника жандармов; последний, как оказалось, является в настоящее время главным распорядителем всего; на мои и других пассажиров разспросы — сколько мы простоим,— они оба разводили лишь руками. По всей линии дальше нет в распоряжении ни одного машиниста и других рабочих тяги, и если бы даже нашелся желающий, говорили они, ему не позволят ехать товарищи. Collapse )
blood

Верьте начальству

Хроника. // Призыв. СПб., 1906. №1, 15 (28).01, с. 3.

   — В одной из артиллерийских бригад начальство обратилось к солдатам со следующею речью:
   «Не ваше дело разсуждать о том, что происходит в настоящее время. Вы должны безпрекословно, без малейшей запинки исполнять всякое приказание начальства. В это, весьма трудное и неспокойное для правительства, время малейшая заминка или неисполнение служебных обязанностей не только всеми нижними чинами, но и одним из них, грозит правительству большою опасностью. Поэтому, вы все как бы один, должны стоять вместе с начальством за общее и правое дело правительства. Социал-демократы и другие невежественные люди требуют свержения правительства, но без правительства быть нельзя, потому что тогда будет безправие, полная анархия. Слово социал-демократ — немецкое, по-русски значит: бунтовщик (!), разбойник (!!), а по-китайски — хунхузы (!!!). Хунхузы потребовали от своего правительства таких же прав и свобод, как и наши хунхузы, что немыслимо сделать и, недостигнув цели, поплатились жизнью. Не миновать это и нашим хунхузам, если только вы будете послушны своему начальству; поэтому мы должны тесно соединиться с начальством, безпрекословно исполнять его приказания и не верить такой безсмысленности, которая писалась в «Русской Газете» (?!). Эта газета есть сеятель плевелов и раздора среди народа; точно также «Биржевые Ведомости», «Русь», «Новая Жизнь», «Сын Отечества», которые пишут всякую мерзость и извергают из преисподней целое море мутящих статей, вредных для государства. Газеты врут, обещая, что Россия, по свержении правительства, войдет в райскую долину свободы и равноправия, что не будет бедных, угнетенных и жизнь пойдет золотой струей. Не верьте этому, ибо статьи, писанные в газетах относительно солдат, хотят вас обмануть, ввести в заблужденние и, воспользовавшись этим, воцарить анархию, от которой обширная матушка Русь растает, как воск в огне. Верьте начальству, которое вас никогда не обманывало и никогда не обманет». Collapse )