?

Log in

No account? Create an account
Революция!

Сентябрь 2018

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Разделы

Разработано LiveJournal.com

docbatler in 1905_1907_ru

Линевич — Николаю II 6 декабря 1905 г.

Письмо Н.П. Линевича Николаю II 6 декабря 1905 г.

Ваше императорское величество всемилостивейший государь!

Ввиду прекращения телеграфного сообщения между Харбином, Читою, Иркутском, Омском и Европейской Россией, я не имел никакой возможности доносить вашему императорскому величеству о положении дел в армии и в областях Дальнего Востока. Ныне же, не ожидая открытия телеграфного сообщения, я представляю вашему императорскому величеству настоящее донесение с курьером.

Настроение в войсках Владивостокского гарнизона и среди матросов сибирских экипажей в настоящее время не внушает опасения. Этому в значительной мере способствовала эвакуация некоторой части запасных из гарнизона морем.

Бывшие во Владивостоке 30-го октября беспорядки возникли, как выяснило производящееся следствие, главным образом на почве неудовольствия запасных нижних чинов, рассчитывавших с окончанием войны на немедленное увольнение со службы. Этим неудовольствием запасных и матросов воспользовались для своих преступных целей прибывшие во Владивосток под видом рабочих агитаторы и натолкнули недовольных на погромы, грабежи и поджоги.

Следствие продолжается особой комиссиею в составе представителей от всех ведомств и от города.

В армиях в настоящее время, хотя поддерживается спокойствие, но спокойствие это относительное. Крайне медленное отправление запасных нижних чинов на родину, делая их нетерпеливыми и нервными, порождает среди них брожение, доходящее иногда до открытого требования скорейшего их увольнения в запас.

Тем не менее, при помощи моих ближайших сотрудников, командующих армиями и командиров корпусов, удается до сего времени сдержать брожение в армиях и настолько, что со стороны запасных открытого неповиновения пока еще нигде не проявлялось, хотя не скрою, что брожение с каждым днем все более и более усиливается.

По имеющимся у меня сведениям, служащие на железных дорогах — Самарской, Сибирской, Забайкальской, Восточно-Китайской и Уссурийской забастовали по всем отраслям. К ним примкнули все служащие правительственного почтово-телеграфного ведомства. Забастовщики получают указания из Самарского центрального комитета. С 15-го ноября задерживаются все телеграммы, идущие из России, и я с того времени не получил ни одной телеграммы. На каждой из названных дорог образовался стачечный комитет, который и руководит своею дорогою.

В настоящее время Харбин вовсе не имеет телеграфного сообщения с Россией, а также и с Читою, но с Владивостоком и с Хабаровском сообщение имеется при посредстве войскового телеграфа.

Вместе с тем докладываю, что забастовка не распространяется на отправление войск с театра войны на родину, на подвоз продовольствия для армии и теплой одежды тоже для армии. При таких условиях мы имеем возможность отправлять войска на запад в среднем 4-5 поездов в сутки, именно: два эшелона 4-го Сибирского корпуса в Западную Сибирь, для охраны Сибирской железной дороги, один эшелон 1-й Сибирской дивизии в Забайкалье, для охраны Забайкальской железной дороги, и только один или два эшелона сквозных в Россию с запасными нижними чинами.

Столь малое число поездов, отправляемых в сутки, увеличивает неудовольствие среди нижних чинов.

Это обстоятельство заставило меня настаивать на отправлении ежедневно большего числа поездов. На это мне сообщили, что до заключения мира на Сибирской, Забайкальской и Восточно-Китайской железных дорогах находились паровозы и подвижной состав, командированные с Российских железных дорог, и что в настоящее время, в виду возвращения таковых обратно в Россию, увеличить число поездов в сутки не представляется возможным.

Ввиду крайней необходимости ускорить эвакуацию запасных ходатайствую перед вашим императорским величеством о повелении вновь безотлагательно командировать паровозы и подвижной состав на Сибирскую, Забайкальскую и Восточно-Китайскую железные дороги. Также ходатайствую и о скорейшем доставлении в Харбин теплушек, о которых я просил генерала Палицына. Только этими мерами можно надеяться достигнуть ускорения эвакуации запасных и полного успокоения армии.

Как только прибудут на сибирские железные дороги паровозы и в Харбин 2800 теплушек, тотчас же начнется массовое отправление запасных Россию.

В настоящее время на правильность движения по сибирским железным дорогам, ввиду частых забастовок и недостатка паровозов, рассчитывать совершенно невозможно, а посему для ускорения эвакуации запасных полагал бы необходимым теперь же зафрахтовать такое число пароходов, которым можно было бы вывезти из армии 200 тысяч человек.

Кажущийся на первый взгляд громадный расход на эту операцию окупится тем, что не придется несколько месяцев держать в рядах войск действующей армии на довольствии лишних двести тысяч запасных нижних чинов, чем будут соблюдены и интересы казны. Кроме сего, скорая эвакуация запасных из армии принесет той же армии неоценимые выгоды в нравственном отношении. Я уже не говорю о том, что эти двести тысяч рабочих рук, в большинстве хлебопашцев, при условии эвакуации морем, вернутся на родину к весенним полевым работам.

Повергая вышеизложенное на благовоззрение вашего императорского величества, приемлю долгом доложить, что предлагаемые мною меры в настоящее время необходимы для спокойствия армии, иначе медленная эвакуация запасных может вызвать крайне нежелательные последствия.

Я неоднократно просил военного и морского министров о том, чтобы пленных не привозили во Владивосток, а прямо отправляли в Одессу. Но несмотря на мои неоднократные настойчивые просьбы, все же продолжают подвозить пленных во Владивосток. Просьба моя основывается на том, что перевозка пленных по железным дорогам в значительной мере задерживает эвакуацию запасных из действующей армии и тем самым еще более порождает неудовольствие среди нижних чинов запаса.

Испрашиваю по сему повеления вашего императорского величества.

Город Харбин в настоящее время представляет из себя гнездо всякого рода революционеров и агитаторов, которые, пользуясь тем, что запасные нижние чины в Харбине находятся в возбужденном состоянии, в виду их не увольнения в запас, стараются породить среди них смуту и неудовольствие против начальников, убеждая запасных, что их не отправляют на родину благодаря нежеланию начальства.

Почти ежедневно рабочими в Харбине устраиваются митинги, на которые приглашаются и нижние чины.

Несмотря на строгое воспрещение военнослужащим участвовать на каких-либо сходках, под угрозой предания ослушников суду по законам военного времени, все же замечалось, что нижние чины своевольно стараются их посещать. Последние главным образом принадлежали к составу железнодорожных батальонов, в виду близкого их соотношения к железнодорожным машинистам и мастеровым, с которыми они ежедневно работают в мастерских.

К сожалению, в Чите нижние чины и казаки приняли активное участие в действиях толпы, вместе с которою ходили к забайкальскому губернатору и демонстративно требовали от него освобождения из тюрьмы одного из арестованных за разбрасывание прокламаций и еще другого политического преступника, психически больного. Губернатор для поддержания спокойствия в городе вынужден был выполнить требование толпы.

Разного рода прокламации раздаются нижним чинам в большом количестве и даже выбрасываются с поездов, уберечь от них нижних чинов нет никакой возможности.

Рядом решительных мер мне удается до сего времени поддержать дисциплину и удержать армию в строгом повиновении и, если есть брожение и неудовольствие, то все это происходит из-за медленного увольнения запасных на родину. В виду сего я позволяю себе всеподданнейше просить повеления вашего императорского величества спешно зафрахтовать пароходы для отправления нижних чинов на родину, и не на сто тысяч человек, как я доносил в моей телеграмме № 2100, а на двести тысяч человек.

Хотя в Харбине я имею надежного и распорядительного главного начальника тыла в лице генерала Надарова, который до сего времени удерживает Харбин в должном порядке и повиновении, тем не менее я предполагаю к 10-му декабря перевести в этот город самую надежную 1-ю Восточно-Сибирскую стрелковую дивизию и командира 1-го Сибирского корпуса генерала Гернгросса, который будет достойным помощником генералу Надарову.

К огорчению, командующие 2-й и 3-й армиями генералы Бильдерлинг и Батьянов стали за последнее время жаловаться на свое нездоровье и просятся уехать в отпуск в Россию. Как ни грустно мне с ними расставаться в настоящее тяжелое время, тем не менее я вынужден буду их отпустить и вместо них назначить следующих по старшинству до расформирования штаба армий, каковое предполагаю назначить не позже 1-го января будущего года.

Кроме всего изложенного, я позволю себе всеподданнейше просить ваше императорское величество даровать милость восточносибирским войскам, именно: в награду за их отличную боевую службу нижним чинам, принимавшим участие в военных действиях, уменьшить срок действительной службы на один год. Все строевые нижние чины срока службы 1903 года, внутренних округов, находящиеся ныне на Дальнем Востоке, на основании существующего закона будут в этом же году уволены в запас армии, тогда как восточносибирские войска будут служить еще один год. Ввиду сего я ходатайствую, чтобы восточносибирские войска в виде награды за их боевую службу на этот раз были бы уволены в запас наравне со своими сверстниками.

По сему вопросу я буду ожидать указания вашего императорского величества.

Независимо сего считаю долгом просить ваше императорское величество повелеть по следующим двум существенным вопросам:

  • 1. Ходатайствую разрешить продлить выдачу чинам армии полевых порционов после 1-го января 1906 года до дня отправления каждой части с театра войны. В переживаемое тревожное время, а также вследствие увеличившейся, под влиянием забастовок, дороговизны жизни означенное раз решение продолжить выдачу усиленного довольствия было бы не только актом величайшей милости вашего императорского величества к чинам армии, но и вполне отвечало бы настоящей обстановке, оставшейся столь же тяжелою, как и в прошедшее военное время.
  • 2. Ходатайствую о выдаче офицерам запаса, прапорщикам запаса классным чиновникам и врачам при возвращении в Европейскую Россию путевого довольствия согласно основного положения ст. 122 кн. VI св. военн. пост. 1869 г., изд. 1891 г.

По указанному закону прапорщики запаса, офицеры запаса, классные чиновники и врачи, призванные на действительную службу, имели право на получение прогонных денег в оба пути, как при следовании в армию, так и при отъезде, и рассчитывали таковые получить. Между тем по окончании войны по военному ведомству последовало совершенно неожиданно распоряжение о прекращении выдачи прогонных денег лицам указанных категорий при возвращении из армии и назначено взамен их выдавать предложения и несоответствующие действительному расходу в пути суточные деньги.

Такое несвоевременно изданное мероприятие являлось несправедливым и вызывало естественное неудовольствие и брожение среди запасных офицеров, прапорщиков и врачей, особенно тех из них, кои рассчитывали на прогонные деньги, как на единственное подспорье до приискания места, и лишились его почти перед самым отправлением в Россию.

Опасаюсь, что несправедливая отмена существовавшего до войны закона прибавит значительный элемент недовольных.

Несколько дней тому назад, именно 30-го ноября, я отправил к вашему императорскому величеству через японский полевой телеграф и через Шанхай телеграмму № 2100. Ввиду того, что телеграмма моя может не дойти до вашего императорского величества, я настоящее письмо, которое лишь служит дополнением посланной телеграммы, посылаю с офицером-курьером.

О чем вашему императорскому величеству всеподданнейше доношу.

Главнокомандующий генерал-адъютант Линевич.

Ст. Лешагоу. 6 декабря 1905 г. № 211.

Русско-японская война. Из дневников А.Н. Куропаткина и Н.П. Линевича. Л., 1925. С. 175-179. Текст взят из книги: В. и Л. Шацилло «Русско-Японская Война».

Comments